Выступление Яира Лапида: СМИ к такому не привыкли и не ожидали услышать

На этой неделе к гражданам Израиля обратился Яир Лапид. Он сделал это в разгар военной операции против террористов в Газе, когда улицы Израиля горели в результате этнического конфликта, которого у нас не было в течение многих десятилетий, и через несколько часов после того, как стало известно, что Беннет дезертировал из «лагеря перемен». Об этом пишет сайт Детали, ссылаясь на Ха-Арец.

И хотя он не премьер-министр, Лапиду удалось на мгновение привлечь внимание СМИ и общественности, как никто, кроме, возможно, самого Нетаниягу, не умеет делать. Может быть, дело в том, что мандат пока в его руках, или в том, что Нетаниягу и его министров не было слышно, но в течение семи минут все внимание было сосредоточено на нем.

Речь была в основном о законе и правопорядке. Лапид выразил готовность попытаться сформировать правительство, несмотря на многочисленные препятствия. Но такое сухое резюме упускает из виду силу, которую может иметь политическая риторика, а Лапид продемонстрировал отличную риторику, которая переосмысливает знакомые политические концепции и пытается сосредоточить нас на новом подходе.

Все, от фона до выбора слов и длины фраз, служило главному посланию — сейчас, как никогда ранее, Израилю нужно правительство, которое заново пересмотрит внутренние отношения в стране.

Лапид говорил на фоне израильских флагов. Выступление началось вовремя, и это важно. В последние годы мы привыкли к опозданиям Нетаниягу. Начало в назначенный час означает, что публика — это не аксессуар для демонстрации «эго» говорящего, а взрослые люди, которые заслуживают уважения.

Лапид начал свое выступление с упоминания раненых и погибших, имена которых он потрудился назвать. Первыми были названы жертвы ракетных обстрелов нееврейского происхождения, имена которых он постарался правильно произнести.

Затем он переходит к рассмотрению ситуации в Газе. Эта часть выступления длилась меньше минуты. Лапид ускорил темп выступления — понятно, что он не в этом видел суть, но понимал, что боевые действия нельзя игнорировать. И все же даже здесь Лапиду удалось использовать события, чтобы убедить слушателей в существовании альтернативы.

Он говорил о встречах с премьер-министром, которого он не называл по имени ни здесь, ни на каком-либо этапе выступления. По тому, как он описывал встречи, можно представить, что он уже премьер-министр.

Когда контртеррористическая операция началась, он сказал, что «Еш атид» будет поддерживать правительство столько, сколько потребуется, но это обещание в последней речи не было повторено. Лапид не сказал ничего, что было бы похоже на руку, протянутую Нетаниягу.

И вот Лапид подошел к сути речи. Внутренняя ситуация, которую он описал, как экзистенциальную угрозу (в отличие от ХАМАСа). Он описал ужас линча. Он сказал, что в государстве евреев (но не в «еврейском государстве») нельзя сжигать синагоги, но и нельзя нападать на арабского таксиста.

С этого момента началась атака на Нетаниягу. Лапид оплакивал утрату верховенства закона. Он связывал слабость полиции с нападением политиков на правоохранительные органы и суды. Упоминание судов дало понять тем, кто еще сомневался, что виновник ситуации — Нетаниягу. Именно то, что Лапид избегал упоминать премьер-министра по имени, заставляло слушателя снова и снова спрашивать себя, кого он имеет в виду.

Лапид винил в ситуации тех, кто привел в кнессет «сторонников террора». Обычно «сторонниками террора» противники называли арабских депутатов. Лапид, со своей стороны, явно имел в виду список «Религиозный сионизм» и особенно Итамара Бен-Гвира.

Лапид перешел к следующему разделу речи словами «Я могу продолжить это обвинительное заключение». И всем было ясно, что он пытается сказать: мы не должны допустить пребывания обвиняемого по уголовным делам на посту премьер-министра.

Лапид предложил свой ответ на кризис. Вместо рецепта Нетаниягу — «сила, и еще больше силы» он предложил соглашение об «общем благе». Здесь, в середине выступления, он вновь заявил о своей приверженности формированию нового правительства, которое решит проблемы кризиса, описанного в первой половине.

Он подчеркнул, что как только операция в Газе закончится, независимо от того, займет ли она несколько дней или еще две недели, он попытается сформировать правительство. Поступая так, он убеждал слушателей, что он не сдался.

Заявляя, кого он приглашает в правительство, он предложил свою версию «они» и «мы» израильской политики. За годы правления Нетаниягу мы привыкли к тому, что «мы» — это национальный лагерь и ликудники против «них» — то есть государственной прокуратуры, левых и арабов. Лапид, с другой стороны, предполагает, что новое «мы» — это израильтяне, которые верят в общее благо и хотят верховенства закона. Другими словами, не расисты, не Нетаниягу. Используя выражение «народ Израиля», он знает, что оно означает только евреев.

На четвертой минуте Лапид достиг ключевого момента –заявления Беннета, что он не присоединится к коалиции «блока перемен». Лапид не уклонился от ответа. Он выразил разочарование и несогласие, но не нападал на Беннета и предложил ему одуматься.

Следите за новостями Израиля в нашем телеграм-канале Подписаться

Он предложил, чтобы Беннет и все партии, кроме «Ликуда» и «Религиозного сионизма», которые, по его словам, поддерживают нападки на власть закона и терроризм, присоединились к нему. Своим слушателям, отчаявшимся после заявления Беннета, он напомнил, что у него осталось 20 дней, но если нет альтернативы, он готов к выборам.

Конец речи — это переосмысление израильского видения. Вместо еврейской истории и еврейского народа, которых хватает в каждой речи Нетаниягу, он предложил другой смысл нашей совместной жизни: мы можем и хотим работать вместе. Мы — абсолютное большинство (в отличие от утверждения Нетаниягу, что он представляет большинство). Другими словами, он предложил гражданский, антимилитаристский и отчетливо нееврейский этос.

Вероятно, правительства у Лапида не будет (хотя кто знает). Этот факт не умаляет важности попытки Лапида представить нам иное видение того, чем может быть Израиль — обществом равенства, терпимости, верящим в добро в этом мире, обществом, основанным на широком общем знаменателе. И это он сделал менее, чем за семь минут.

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обсуждение: 2 комментария
  1. Henia:

    Для танго нужны двое. А Лапид один.

    Ответить
    1. Evgheny:

      А Нетаньягу с кем-то двоем, раз всех нас танцует?

      Ответить